c05a6d3a   

Хобб Робин - Сага О Живых Кораблях 3



ХОББ РОБИН
КОРАБЛЬ СУДЬБЫ
(САГА О ЖИВЫХ КОРАБЛЯХ – 3)
Живой корабль "Совершенный" выходит в море под командованием Брэшена и Альтии. Но могут ли молодой капитан и его подруга доверять команде, набранной среди портового отребья, да и самому кораблю, чье поведение непредсказуемо?
Драконица Тинталья кружит над миром, неузнаваемо изменившимся за время ее сна в коконе. Она ищет сородичей, но вскоре убеждается, что осталась одна. Быть может, люди сумеют помочь ей?
Малта волею судеб путешествует в маленькой лодке вместе с сатрапом - капризным, избалованным юношей. Сумеет ли она повернуть тягостную ситуацию к своей выгоде?
Безжалостные враги штурмуют торговый город Удачный. Однако во время решающей битвы происходит нечто немыслимое!
А пиратский "король" капитан Кеннит рвет последние ниточки, связывающие его с прошлым. Ради этого он готов буквально на все.
ПРОЛОГ
ТА, КТО ПОМНИТ
ОНА ПЫТАЛАСЬ представить себе, что это значит — быть совершенной. Необремененной изъянами...
В тот день, когда она вылупилась, она оказалась схвачена еще прежде, чем успела переползти по песку и попасть в прохладные, соленые объятия моря. Та, Кто Помнит, не зря носила свое имя: она была обречена с ужасающей ясностью помнить мельчайшую подробность того невеселого дня, ибо память была главнейшим ее свойством, да что там — основным оправданием ее существования.

Она была сосудом воспоминаний, живым хранилищем памяти. И не только о собственной жизни, хотя бы даже и с момента первоначального образования зародыша в яйце. Та, Кто Помнит, несла в себе воспоминания почти бесконечной цепи жизней, происходивших прежде нее.

Яйцо — морская змея — кокон — дракон... и снова яйцо. Они все были в ней, все ее предки. Не каждой морской змее доставались подобный дар и подобное бремя.

Таких, как она, хранящих совокупную историю своего рода, всегда было немного. Но большого числа никогда и не требовалось.
А ведь она родилась совершенной. Крохотное тельце было гладким и гибким, и безупречные чешуйки покрывали его. Она выбралась из яйца, взрезав кожистую скорлупу особым шипом, которым была снабжена ее мордочка. Надо сказать, что она немного припозднилась с рождением.

Остальной выводок уже высвободился и уполз в воду, испещрив прибрежный песок извилистыми следами — готовая тропа, по которой ей оставалось только проследовать. Море властно манило ее к себе каждым вздохом прибоя, каждым всплеском волны.

И она отправилась в путь, ерзая по сухому песку под лучами палящего солнца. Она уже обоняла, уже чувствовала во рту вкус морской соли, уже совсем рядом были солнечные блики, плясавшие на волнах...
Но ей так и не удалось завершить свое первое путешествие.
Ее обнаружили Богомерзкие.
Они окружили ее, загородив своими тяжеловесными тушами путь к манящему океану. Ее подняли с песка и поместили в пещерный пруд, наполнявшийся во время прилива. И стали держать там, кормя мертвечиной и не позволяя поплавать на свободе.

Она так ни разу и не пропутешествовала со своим народом в теплые южные моря, столь изобилующие пищей. Не обрела телесной силы и крепости, которую дает вольная жизнь.

Но природа все же брала свое, и она росла и росла, пока пруд, выдолбленный в каменных скалах, не превратился для нее в тесную лужу. Воды в этой луже едва хватало, чтобы смачивать ей жабры и чешую, да и что это была за вода, наполовину состоявшая из ее собственного яда и телесных отходов. А легкие даже не могли толком расправиться внутри туго свернутого тела.
Вот так она и жила — пленница в застенке у Богомерзких.
Ск



Назад