c05a6d3a   

Хобб Робин - Ученик Убийцы (Сага О Видящих - 1)



Робин Хобб
Ученик убийцы
(Сага о Видящих-1)
В стране под названием Шесть Герцогств живет мальчик. Он - внебрачный
сын наследного принца, хотя у него нет даже имени. Мальчика замышляют убить
во избежание будущей неразберихи с престолонаследием, но за него вступается
царствующий монарх, его дед, и он получает комнату в королевском дворце,
место за общим столом и имя - Фитц.
Однажды в его комнате появляется таинственный старик, Чейд. Он
начинает обучать мальчика искусству управлять людьми и убивать их. Шесть
Герцогств страдают от набегов пиратов-островитян, и Фитц с Чейдом ищут пути
для защиты своей страны. Ибо люди, попавшие в плен к пиратам, возвращаются
скованными - теряют интерес ко всему на свете и всякую человечность.
Мальчик становится одновременно разведчиком и исполнителем деликатных
поручений, всезнающим и играющим роль простого подростка...
ПРЕДИСТОРИЯ
История Шести Герцогств - это прежде всего история правящей семьи
Видящих. Повествование о нем следовало бы начать с времен стародавних,
задолго до основания Первого Герцогства. Деяния тех островитян давно
стерлись из памяти, а иначе мы могли бы узнать, как они совершали набеги с
моря и разбойничали на побережьях, где климат был более мягким, чем на
заледенелых скалах Внешних островов. Но имен этих пиратов история не
сохранила.
Что же до первого настоящего короля, то о нем известно немного -
только как его звали и несколько странных легенд. Тэйкер Завоеватель -
таким было его имя, очень простое. Возможно, именно тогда возникла
традиция, согласно которой сыновья и дочери его рода получали вместе с
именами судьбы и характеры. Считалось, что эти имена присваивались
новорожденным при помощи магии и после этого королевские отпрыски не в
силах были изменить уготованную им стезю. От роду детям избранникам было
предначертано не бояться ни огня, ни воды, ни студеного ветра. Так говорят.
Красивая сказка.
Возможно, и правда был когда-то подобный ритуал. Какое давалось имя,
такой становилась и вся жизнь. Так бывало часто, но не всегда.
Мое перо дрожит, потом выпадает из рук, оставляя извилистый след на
бумаге Федврена. Испорчен еще один драгоценный лист в тщетной, как я
уверен, попытке. Не знаю, смогу ли записать эту историю, или каждая
страница будет пропитана жгучей горечью, которая, как я думал, давно
умерла. Я полагал, что излечился от своей ненависти, но как только
прикасаюсь пером к бумаге, боль и обида мальчика сочатся на бумагу вместе с
чернилами, пока мне не начинает казаться, что каждая аккуратная черная
буква царапает по старой, незажившей ране.
Оба, и Федврен и Пейшенс Терпеливая, весьма воодушевились идеей
написания истории Шести Герцогств. Было решено, что попробовать стоит,
попытка не пытка, хватило бы только у меня сил. Работа меня отвлечет,
займет время, и я забуду о своей боли. Но каждое историческое событие,
которого я касался, только пробуждало к жизни темные пятна моего
одиночества и потерь. Боюсь, мне придется отложить в сторону эту работу или
позволить ей воссоздать все то, что в свое время сформировало меня. Итак, я
начинаю снова и снова, но каждый раз обнаруживаю, что пишу скорее о
собственных истоках, чем об истоках этой земли. Не знаю даже, кому пытаюсь
объяснить себя. Моя жизнь была паутиной тайн, тайн, которые даже сейчас
небезопасно предавать гласности. Стоит ли излагать их на бумаге только для
того, чтобы превратить в пламя и пепел? Возможно.
Я помню себя с шести лет. До этого не было ничего - только пропасть



Назад