c05a6d3a   

Хокинс Карен - Регенство 3



КАРЕН ХОКИНС
УРОКИ СОБЛАЗНА
РЕГЕНТСТВО – 3
Аннотация
Николас Монтроуз, граф Бриджтон, легкомысленный повеса и известный обольститель, охотно откликнулся на просьбу юной Сары Лоренс обучить ее соблазнять мужчин.
Это казалось просто развлечением... но однажды очаровательная Сара, весьма преуспевшая в искусстве соблазна и кокетства, обратила свои чары против самого Николаса – и он, привыкший легко наслаждаться женщинами и покидать их. впервые познал жгучие и сладкие муки истинной страсти!
Пролог
Париж
14 января 1815 года
Обычно в салоне мадам дю Морье было шумно от мужских разговоров и смеха, но сегодня вечером всеобщее внимание привлек карточный стол в углу комнаты. Сидящий за ним Николас Монтроуз, граф Бриджтон, с плохо скрытым отвращением смотрел на своего противника.

Барон Паркингтон, неряшливо одетый сноб, всю жизнь свысока относился к тем людям, которых считал ниже себя. Ник, как правило, игнорировал подобных представителей рода человеческого, но почемуто сейчас у него возникло сильное желание раздавить эту поганку. И будь он проклят, если это не доставит ему колоссального удовольствия.
Мясистые пальцы Паркингтона внезапно выбили дробь по столу.
– Ну, Бриджтон? Ставьте пять сотен или выходите из игры.
Пронзительный голос барона действовал Нику на нервы. Он в упор посмотрел на Паркингтона и сверлил его глазами до тех пор, пока тот не покраснел. Нелепо продолжать игру; барон проиграл почти все партии.

Нику следовало радоваться.
Но этого ему было мало. Он жаждал сокрушить барона так же, как тот хотел унизить его. Втоптать его имя в грязь и оставить там, превратить в жалкие обломки в потоке жизни.
– Я принимаю вашу ставку в пять сотен, Паркингтон. – Ник сунул руку во внутренний карман, достал оттуда пачку бумаг и бросил на стол. – И повышаю ее на сорок тысяч фунтов.
Барон побледнел, а зрители все как один ахнули. Словно голодные волки, они почуяли кровь и пожелали принять участие в охоте.
Пот градом покатился по щекам Паркингтона на его примявшийся воротник.
– Сорок тысяч? Вы, наверное, шутите.
– Я никогда не шучу за картами. – Сегодня ему дьявольски везло, и Ник не мог проиграть. Кроме того, победить такого человека, как Паркингтон, было особым удовольствием. Как ни презирал Ник барона, он ему завидовал.

После окончания игры тот уложит пожитки и вернется домой, в Англию.
Прошло уже три года, с тех пор как нога Ника не ступала на берег его страны, – три долгих одиноких года. Эта мысль терзала его, заставляла сжиматься горло, давила грудь.
Господи, он становится сентиментальным. Ник жестом приказал слуге наполнить бокал отличным бренди мадам дю Морье. Ему не терпелось возвратиться на родину, но не потому, что он скучал по дождливой английской деревне.

Нет, он хотел вернуться, потому что им пренебрегли. Ник вынужден был покинуть Англию под давлением неприятных обстоятельств, и воспоминание об этом все ещё жгло его.
Элегантный седовласый джентльмен, стоящий рядом с Ником, тихо прошептал:
– Испытываете судьбу, не так ли, mon ami?
Ник бросил взгляд на графа дю Лака. Тот был одет в красноватокоричневый фрак с роскошной серебряной отделкой, и его породистое лицо не выражало ничего, кроме искренней учтивости. Он казался аристократом до мозга костей, но Ник знал, что у Анри нет ни титула, ни воспитания.

Это был самозванец, который проник в высшее общество, утешая богатых вдов и покинутых жен.
Человек высокой нравственности разоблачил бы подобное вероломство, но Ник считал Анри забавным и не желал отказываться от его обще



Назад