c05a6d3a   

Холбрук Синди - Притворщица



ПРИТВОРЩИЦА
Синди ХОЛБРУК
Анонс
По странной прихоти судьбы юной Изабель пришлось на время стать актрисой и сыграть в жизни роль любовницы маркиза Хавершэма. Молодой повеса, не желая подчиняться воле бабки-герцогини, надумавшей его женить, решил разыграть перед ней забавный спектакль. Но фарс затянулся, отношения всех его участников окончательно запутались, и вот они уже сами не могут понять, где притворство, а где искренние и пылкие чувства.
1
Тусклый газовый фонарь, горевший над служебным входом в театр, безуспешно пытался сражаться с вечерним туманом.
Старая кляча, фырча и отдуваясь, подтащила к подъезду обшарпанный кеб.
- Тпрр-у, доходяга! - прикрикнул возница, натягивая вожжи.
Он мог бы и не делать этого - уставшая от жизни лошадь остановилась сама. И с превеликим удовольствием. Возница посмотрел на несчастное животное, сочувственно покачал головой. Затем обернулся назад:
- Прибыли, мисс!
Скрипнула дверца наемного кеба, звонко застучали по мокрой брусчатке каблучки. Возница с любопытством окинул взглядом свою пассажирку. Плотно закутанная в темный плащ, с капюшоном, низко надвинутым на глаза, она выглядела весьма загадочно.
«Эти комедианты всегда одеваются как-то чудно. Да и то сказать - все они малость чокнутые», - подумал хозяин кеба, ожидая, пока женщина подойдет к облучку. Она приблизилась, протянула плату за проезд. Маленькую ручку плотно обтягивала черная перчатка.

На пальце была дырка, и она, эта дырка, лучше всяких слов сказала вознице, что на чаевые ему нечего рассчитывать.
- Благодарю вас, - негромко сказала женщина приятным, мелодичным голосом.
- С благополучным прибытием. - В ответе возницы явственно прозвучал намек на вознаграждение.
Увы! Одна-сдинственная мелкая монетка скользнула в его заскорузлую ладонь. Женщина повернулась и пошла ко входу.
Возле самой двери она почему-то задержалась, оглянулась. Возница нахмурился. Что она медлит?

Замерзнет еще, простудится на таком-то ветру.
- Шли бы вы лучше поскорее внутрь, мисс! Что вам тут торчать? Озябнете еще!
- Да, - согласно кивнула женщина. - Нужно идти.
Кебмен посмотрел, как она сражается с тяжелой скрипучей дверью, прежде чем исчезнуть во чреве театра. Затем сокрушенно покачал головой и тронул с места свою успевшую задремать клячу.
***
Над парадным входом в театр ярко сияли фонари, создавая праздничное настроение. К театру подкатила щегольская карета с позолоченными ручками на матово блестящих лакированных дверцах.
- Прибыли, милорд! - торжественно провозгласил кучер.
Дверца кареты распахнулась, и из нее вышел мужчина. Он стремительно зашагал к подъезду, и от быстрого движения его широкий плащ распахнулся, позволяя видеть прекрасно сшитый вечерний костюм.

Настоящим украшением мужчины был элегантный шейный платок, и сразу становилось ясно, что узел на нем повязан рукою настоящего мастера. А в складках шейного платка поблескивал прекрасный большой квадратный изумруд.
Рыжеватые волосы молодого джентльмена были уложены по последней моде - так, что казались слегка растрепанными случайным порывом ветра. Лицо мужчины - удлиненное, с аристократическими чертами, сохраняло спокойное и даже несколько строгое выражение. В руке, затянутой в лайковую перчатку, он держал письмо.
Выйдя из кареты, мужчина бросил взгляд на это послание, затем смял его и небрежно швырнул на землю. Налетевший ветерок подхватил смятый лист и погнал его по мокрой мостовой прочь, в густые вечерние сумерки.
- Похоже, спектакль уже заканчивается, милорд, - заметил с облучка кучер.
- Не



Назад