c05a6d3a   

Холдерман Джо - 26 Дней На Земле



Джо Холдеман
26 ДНЕЙ НА ЗЕМЛЕ
Пер. с англ. И. Горачина
14 апреля 2147 года. Я решил начать дневник. К сожалению,
сегодня не произошло ничего выдающегося.
15 апреля. Сегодня тоже ничего интересного. Только ре-
гистрация.
16 апреля. Какой смысл писать? Только зря расходовать бу-
магу. Кроме того, при отлете с Земли мой дневник отберут у
меня и скорее всего используют вместо туалетной бумаги. Все
же я решил продолжать записи.
Сегодня тоже не произошло ничего экстраординарного. Я за-
полню эту страничку своими биографическими данными, которые,
несомненно, будут иметь огромную ценность для будущих исто-
риков.
Я, Джонатан By, рожден моими родителями Мартой и Джоната-
ном By-вторым 17 января 2131 года и выношен моей эрзац-ма-
терью Салли 217-44-7624. Мои родители были достаточно важны-
ми персонами, чтобы им было позволено легально иметь двух
детей, но мое поведение скоро убедило их в том, что хватит и
одного. Когда я достаточно подрос для того, чтобы совершить
путешествие - мне тогда было около четырех лет - они отпра-
вили меня в детскую школу-интер
нат Клавиус на Луне. По их мнению четверть миллиона миль бы-
ли именно тем расстоянием, чтобы я не мешал им, а они могли
наблюдать за моим воспитанием.
Интернат Клавиус, о котором я уже здесь упомянул, был из-
вестен как учебное заведение, в котором совершенно изолиро-
ванно и под постоянным наблюдением обучались малыши и учени-
ки постарше. Студентов переводили в другое место. На Луне не
было университетов, только технические школы. Нужно принять
во внимание также и свойство граждан Луны, которые были м у
т а н т ам и. Их обучали технике, чтобы сделать из них вели-
колепных механиков. Я предполагаю, что мой отец так охотно
послал меня на Планету, чтобы я стал ни чем иным, как
джентльменом.
Теперь, неделю назад, я прилетел на Землю.
17 апреля. Сегодня начались занятия. В этом семестре я,
вероятно, буду заниматься параллельно на курсах алгоритми-
ческого анализа и "системами логики". Я снова должен был
встретиться с булеанской алгеброй, отчего я свернулся в шар
и проглотил язык. Кроме того, в курс моего обучения были
включены классический греческий и латынь. Одновременно я чи-
тал подготовительные тексты для следующего семестра: амери-
канских и английских поэтов двадцатого столетия и бульварную
литературу того времени как показатель культурного индекса.
Все это было связано с применением расчетов вероятности и
"Искусственного разума-1". Поэзия занимательна, но бульвар-
ная литература утомительна и скучна. Конечно, нужно иметь в
виду, что никто из этих авторов при вынашивании в чреве ма-
тери не подвергался полезным генетическим изменениям, и даже
лучшие люди того времени обладали средним интеллектом, зату-
маненным слабоумием и плохой наследственностью.
Однако земная гравитация утомляет меня.
18 апреля. Я разговаривал с моим доцентом, преподавателем
греческого и латыни, доктором Фридманом. Он пожаловался мне
на стерильность предстоящих лекций по литературе. Он, позна-
комил меня с работами ирландского писателя по имени Джойс и
дал мне на время одно из изданий книги "Пробуждение Фран-
кенштейна". Мне понадобилось десять часов, чтобы прочитать
первые тридцать страниц, причем я читал и в обед, и за ужи-
ном. Захватывающе. Равноценно лучшему из Трумена. Почему у
нас в интернате не читали Джойса?
Мне велели каждый день совершать двухчасовую прогулку,
чтобы привыкнуть к земной силе тяжести. Я пишу эти строки,
положив дневник на пюпитр. К



Назад