c05a6d3a   

Холдерман Джо - Бесконечная Война 2



ДЖО ХОЛДЕМАН
ПРОЕКТ «ЮПИТЕР»
(БЕСКОНЕЧНАЯ ВОЙНА – 2)
Человек родился в дикости, когда убийство своего собрата было нормой существования. Но потом в человеке пробудилась совесть. И должен настать такой день, когда жестокость в отношении другого человеческого существа будет считаться таким же ужасающим преступлением, как поедание человеческой плоти.
Мартин Лютер Кинг
Здесь не было полной, непроглядной темноты — бледно-голубой лунный свет кое-где пробивался сквозь плотную завесу густой листвы. И здесь никогда не бывало полной тишины.
Глухо треснула, сломавшись под чьей-то тяжелой ногой, толстая ветка. Самец обезьяны-ревуна пробудился ото сна и настороженно глянул вниз. Там, внизу, что-то двигалось — черное в черноте ночи.

Ревун набрал в грудь побольше воздуха, готовясь громким криком бросить вызов незнакомцу.
Раздался новый звук — как будто разорвали напополам газетный листок. Торс обезьяны исчез в темных брызгах крови, во все стороны полетели окровавленные клочья плоти. Тело, разваленное напополам, тяжело рухнуло вниз, задевая нижние ветки.
«Дались тебе эти чертовы обезьяны!» — «Заткнись!» — «Это место — экологический заповедник». — «Отстань! Я упражняюсь в стрельбе».
Черное в черноте ночи остановилось, замерло, потом бесшумно исчезло в джунглях, словно тяжелый безмолвный ящер. Человек не увидел бы его, даже если бы находился на расстоянии вытянутой руки. В инфракрасных лучах оно тоже не давало никакого изображения.

Лучи радара скользнули бы мимо.
Оно почуяло запах человеческой плоти и остановилось. Жертва, должно быть, всего в тридцати метрах от него, с подветренной стороны. Это мужчина, от него сильно разит застарелым потом и чесноком. Чувствуется легкий запах оружейной смазки и бездымного пороха.

Оно поточнее определило направление и двинулось назад, в обход. Человек наверняка следит за тропинкой. Значит, надо зайти через джунгли.
Оно схватило человека сзади, за шею, и отбросило оторванную голову в сторону, словно увядший цветок. Забулькала кровь, тело содрогнулось и обмякло. Оно уложило тело на землю и пристроило голову ему между ног. «Хороший удар». — «Спасибо».

Оно подняло ружье человека и изогнуло ствол под прямым углом. Потом тихо положило оружие рядом с телом и несколько минут стояло, не двигаясь и не издавая ни звука.
И вот еще три тени выскользнули из джунглей и устремились к маленькой, потрепанной временем и непогодой деревянной хижине. Стены хижины были скреплены полосами алюминия, нарезанными из каких-то старых бочек, крыша застелена кусками низкосортного клееного пластика.
Оно сорвало дверь с петель и на полную мощность включило лобовой фонарь, который вспыхнул ярче солнца. В ослепительном свете беспорядочно заметались, что-то вопя, напуганные до чертиков люди. Шесть человек.

Шесть походных коек.
— Сопротивление бесполезно! — прогудело оно на испанском. — Вы — военнопленные, с вами будут обращаться согласно требованиям Женевской конвенции.
— Твою мать! — один из них схватил гранату и запустил ее в источник света. Шелест разорванной бумаги был почти не слышен — его заглушил звук, с которым тело нападавшего разорвалось на кровавые клочья.

Долей секунды позже черное оно шлепнуло ладонью по бомбе — словно прихлопнуло надоедливое насекомое, — и хижину потряс взрыв. Передняя стена рухнула, людей раскидало во все стороны взрывной волной.
Черная фигура пошевелила левой рукой. Двигались только два пальца — большой и указательный, запястье проворачивалось с негромким хрустом.
«Хорошая реакция». — «Да заткнись ты!»
Т



Назад