c05a6d3a   

Холл Констанс - Мой Дорогой Герцог



Констанс ХОЛЛ
МОЙ ДОРОГОЙ ГЕРЦОГ
Очаровательная Келси Уолларил ненавидела циничного повесу герцога Эдварда Салфорда — человека, который принес много горя ее семье, — и мечтала отомстить негодяю.
И вот наконец, когда судьба привела юную Келси в дом герцога, настало время действовать. Но... как мстить тому, кто не задумываясь готов отдать ей свое сердце и душу? И надо ли отвергать любовь, которая может стать счастьем для двоих.
Посвящаю Норманну, Даниэлю и Дэвиду, моим возлюбленным
Глава 1
Джарроу, Англия, 1823
Келси Уолларил откинула назад тяжелую прядь густых темных волос, выбившуюся из-под ленты. Закусив губу, она отодвинула ведро с углем в сторону и открыла дверь в комнату. Дверь заскрипела на ржавых петлях.

Даже не взглянув, не побеспокоила ли она отца, девушка направилась прямо к очагу и с громким стуком поставила тяжелую ношу.
Отец застонал. Это вызвало улыбку на ее лице. Зачерпнув в совок угля, она бросила его на решетку. Грохот угля, высыпавшегося на металл, вызвал очередной стон. Келси еще шире улыбнулась.

Она вытерла руки о старый, заляпанный краской передник, поднялась, шагнула к старым занавескам и раздвинула их.
Солнечный свет ударил Морису Уолларилу прямо в лицо. Он зажмурился, и морщинки в уголках его глаз обозначились резче. Он заслонил глаза рукой и простонал:
— Уходи отсюда.
— Вставай, папа. Уже почти полдень, тебе пора работать. — Келси подняла пустую бутылку из-под рома, валявшуюся рядом, и села на стул рядом с кроватью.
Отец не слушал ее.
— О, ма шер, я не могу, я умираю тут. — Он перевернулся и засунул голову под подушку.
— Миссис Уотсон придет позировать с минуты на минуту. — Келси не смогла сдержать отчаяния в голосе. — Я приготовила твою палитру, и в мастерской уже все готово.
— Мои дью! У этой женщины лицо как у вороны. Я не могу смотреть на него с утра. Скажи ей, что я умер.
— Я не стану этого делать. — Келси скрестила руки на груди и укоризненно посмотрела на него, как на непослушного ребенка.
— Допиши за меня портрет, ма шер, ты рисуешь так же, как я, а то и лучше.
— Я практически закончила, миссис Уотсон пришла сюда не затем, чтобы ее портрет нарисовал твой помощник, и ты это знаешь, папа. Она хочет, чтобы это сделал ты, знаменитый французский художник Уолларил. Все, что от тебя требуется, — это несколько завершающих мазков кисти на холсте и твоя подпись.
— Скажи ей, что художник не может работать без вдохновения, что мое вдохновение исчезает, стоит мне взглянуть на нее, скажи ей...
— Ничего у тебя не исчезает, потому что нечему исчезать! А теперь вставай! — Келси стащила подушку с головы отца и, поддразнивая, шлепнула его несколько раз.
Но он даже не пошевелился. Тогда она решила попробовать по-другому.
— Пап, у нас кончился уголь. И в кладовой ничего нет, только несколько реп и пара яиц. Нам нужна новая крыша. И если ты не встанешь и не закончишь портрет, мы будем голодать и у тебя... — Келси говорила, глядя в сторону, но видела, как он подпрыгнул, — не будет денег на твой ром, а в буфете не осталось ни одной бутылки.

И тебе придется отказаться от визитов к этим твоим... — Келси чуть было не произнесла “шлюхам”, но вспомнила слово, которое отец употреблял, говоря о них, и добавила: — Любовницам. И ты знаешь, что ежемесячное пособие от дяди Беллами уже закончилось. Ты растратил его неделю назад, как только получил.
Отец приподнял опухшие веки и взглянул на дочь налитыми кровью глазами. Годы и образ жизни нисколько не отразились на внешности Мориса. В свои пятьдесят он был все так же к



Назад