c05a6d3a   

Холланд Том - Раб Своей Жажды



Том Холланд
Раб своей жажды
перевод В.Д. Быстрова
Посвящаю своим родителям.
Кровь проявит себя.
"Чушь, Ватсон, чушь! Какое нам дело до ходячих трупов, которых
удержишь в могилах, лишь пронзив их сердца колами? Чистое безумие".
Сэр Артур Конан Дойл,
"Приключение вампира из Суссекса"
"Кровь - это жизнь".
Брэм Стокер, "Дракула"
ПРЕДИСЛОВИЕ
Лондон
15 декабря 1897 г.
Всем, кого это касается!
Если вы читаете это письмо, то несомненно осознаете, в какой опасности
находитесь. Адвокатам, к которым вы обратились, даны указания снабдить вас
документами, из которых выявляется ужасная история. В сущности лишь недавно
я понял ее до конца, когда мне прислали из Калькутты экземпляр книги
Мурфилда с пачкой писем и журналов. Начало - в воспоминаниях Мурфилда, с
главы под названием "Гибельное задание", где я оставил три письма в том
виде, как нашел их между страницами книги. Остальные документы упорядочены
мною лично. Прочтите их в том порядке, в каком дни расположены.
Мой бедный друг! Кто бы ты ни был, когда бы ты ни прочел все это -
прошу не сомневаться, что все описанное произошло на самом деле.
Да защитит тебя рука Господня.
Твой в горе и надежде,
Абрахам Стокер
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Выдержки из воспоминаний сэра Вильяма Мурфилда, полковника королевских
стрелков во владениях в Индии, кавалера орденов Бахи, святого Михаила и
святого Георгия,
Отличной Службы "С винтовками в Радже"
(Лондон, 1897).
ГИБЕЛЬНОЕ ЗАДАНИЕ
Тайное задание - Шмашана Кали - Поездка в горы - Кровавый идол -
Зловещее открытие
Вот я и приступаю к самому, пожалуй, из ряда вон выходящему эпизоду
всей моей долгой карьеры в Индии. В конце лета 1887 года, когда скука
гарнизонной службы стала почти невыносима, меня неожиданно вызвали в Симлу.
Подробно о сути задания не сообщили, но поскольку на равнинах стояла
палящая жара, я не противился вылазке в горы. Я всегда любил горы, а Симла,
взнесенная ввысь на уступах над кедрами и туманами, - город поразительной
красоты. Однако восхищаться видами у меня не было времени, ибо не успел я
прибыть к месту предписанного расквартирования, как мне принесли депешу от
некоего полковника Роулинсона с приказом немедленно явиться к нему. Быстро
побрившись и сменив мундир, я вновь оказался на рысях. Если бы я знал, куда
приведет меня наша встреча, я бы, наверное, не шагал так бодро, но в крови
моей вновь взыграло волнение солдатского долга, и я не променял бы его ни
на что на свете!
Полковник Роулиисон жил в стороне от штаба, на боковой улочке, такой
темной, что там пристало бы находиться туземному базару, а не квартировать
британскому офицеру. Однако вся неуверенность, которую я почувствовал
вначале, сразу прошла, как только я увидел самого полковника Роулинсона,
потому что он оказался высоким, колючим человеком со стальным блеском глаз,
и я инстинктивно ощутил, что он мне понравится. Он провел меня прямо в
кабинет, отделанный панелями из тикового дерева, заваленный картами и
украшенный развешанной на стенах весьма необычной коллекцией индусских
божеств. Там, за круглым столом, нас ждали двое. Одного я узнал сразу -
старик Пампер - Толстяк - Пакстон, мой командир по Афганистану! Я не видел
его уже лет пять, но он выглядел бодрым и сердечным как всегда. Полковник
Роулинсон подождал, пока мы обменяемся приветствиями, и, когда мы
закончили, представил второго человека, сидевшего до того времени в тени.
- Капитан Мурфилд, - сказал полковник, - познакомьтесь с Хури Джьоти
Навалкаром.
Человек поклонился, качн



Назад