c05a6d3a   

Хольбайн Вольфганг - Заброшенный Остров (Дети Капитана Немо - 1)



Вольфганг ХОЛЬБАЙН
ЗАБРОШЕННЫЙ ОСТРОВ
ДЕТИ КАПИТАНА НЕМО - 1
Вы уже прочитали "Таинственный остров" Ж. Верна? Не грустите, ведь ветры
странствий вновь дуют в тугие паруса, вновь вскипает за бортом соленая волна,
а сердце сладостно замирает в ожидании удивительных и опасных путешествий,
радостных открытий и побед. Это значит, что захватывающие .приключения
продолжаются!
Герой первой книги нового цикла немецкого писателя В. Хольбайна "Дети
капитана Немо" Майк - сын бесстрашного принца Даккара, капитана легендарного
"Наутилуса". Шестнадцатилетний воспитанник престижной английской школы и не
подозревал, кто был его отцом. Не знал он и о том, что в укромной гавани
далекого острова в Карибском море его дожидается бесценное наследство -
подводная лодка "Наутилус". Накануне первой мировой войны обладание
"Наутилусом" - настоящим чудом техники - становится вожделенной мечтой
властолюбивого капитана боевого немецкого корабля "Леопольд" Иеронима
Винтерфельда.
Он надеется с помощью Майка узнать, где именно находится наследство его
отца, и завладеть подводной лодкой...
Перевод с немецкого Е. Королевой
Художник В. Бухарев
Зима в этом году началась рано. За две недели до Рождества и каникул в
воздухе запорхали белые хлопья. Выпавший снег припудрил луга, близлежащий лес
и старинное здание Андара-Хаус. Уже замерзло на территории интерната маленькое
озеро, где летом любили плавать воспитанники. Скоро лед окрепнет, и можно
будет кататься на коньках. Но погода часто портилась. По ночам метель с воем
стучала в окна, швыряла снег на балконы и хлопала форточками. Ледяной ветер
клубил поземку. Даже днем царили сумерки. Казалось, настоящего рассвета больше
уже не увидишь.
Майк стоял у окна, уныло глядя на улицу, и чувствовал себя одиноким и
злым. Непогода очень созвучна его настроению. Впрочем, холодный ветер сейчас
стих, но с наступлением сумерек он непременно усилится, и его порывы обрушатся
на стены древнего замка, где теперь располагалась престижная частная школа.
Сквозь закрытое окно донеслись шум и громкий смех. Майк прислонился носом
к холодному стеклу. Некоторые ученики выбежали во двор и стали резвиться и
бросаться снежками. Им было на редкость весело. Глядя на их игру, Майк еще
сильнее почувствовал боль обиды.
Тяжело вздохнув, он отвернулся от окна и окинул взглядом большую комнату,
где, кроме него, жили еще два воспитанника интерната. За последние шесть лет
эта комната стала его домом. В светлом и уютном помещении было все, чтобы
шестнадцатилетний подросток мог чувствовать себя свободно. Кроме общего
гардероба, кроватей и большого, тоже общего, письменного стола, у каждого из
воспитанников был шкаф, где он хранил личные вещи. Даже учителя не имели
ключей от этих шкафов. Над каждой кроватью висела полка для книг, игрушек и
прочих вещей.
Через некоторое время Майк отошел от окна и направился к письменному
столу. На секунду его взгляд задержался на настенном календаре. На нем
значилось: 19 декабря 1913 года - сегодняшний день, - и кто-то обвел эту дату
красным карандашом.
Майк приблизился к письменному столу и взял письмо, пришедшее вчера утром.
За день он прочел его раз двадцать и успел выучить наизусть.
Как многие воспитанники интерната, Майк видел в директоре своего врага,
но, когда господин Макинтайр передавал это письмо, его лицо выражало искреннее
сострадание. От недоброго предчувствия у Майка заныло под ложечкой. Когда же
он распечатал конверт, опасения подтвердились.
В письме сообщалось, что



Назад