c05a6d3a   

Холлидэй Брет - Красное Платье Для Коктейля



Бретт ХОЛЛИДЭЙ
КРАСНОЕ ПЛАТЬЕ ДЛЯ КОКТЕЙЛЯ
ГЛАВА 1
Назвать Эллен Гаррис красавицей – это все равно, что не сказать о ней ничего. Совершенство высокого стройного тела, волны белокурых волос, мягко ниспадающих на плечи. Неправдоподобная иконопись лица с огромными голубыми глазами.
Обнаженная, она стояла в центре безукоризненно чистой спальни своей ньюйоркской квартиры на ИстСайд. Открытый чемодан лежал на полу у аккуратно заправленной двуспальной кровати.

В чемодане были любовно упакованы вещи, которые должны понадобиться ей во время двухнедельного отдыха. В саквояж она сложила все, что может потребоваться ночью. На кресле висела одежда, которую Эллен наденет в дорогу.
Электрические часы на туалетном столике показывали 11.30, когда она услышала звук открываемой наружной двери.
– Герберт? – с тревогой позвала она.– Это ты?
– Кого же еще, черт возьми, ты ждешь в это время? – откликнулся звучный мужской голос из передней, и Эллен облегченно улыбнулась. Она сдернула с крючка халат и, кокетливо держа его перед собой, повернулась, чтобы встретить мужа.
Это был высокий, плотный мужчина лет за тридцать, с мягкими карими глазами и приятными чертами лица. Одет в темносерый костюм от «Братьев Брукс», прекрасно облегающий его фигуру. Небрежно прислонясь к двери, он разглядывал жену сощуренными глазами.
– Я полагаю,– начал он,– будь это ктото другой, ты бы так быстро не стала набрасывать халат.
– Конечно, нет,– подхватили она, дразня сверкающей улыбкой.– Любой другой мужчина с ключом от нашей входной двери, естественно, предполагал бы увидеть меня готовой к вторжению.
– Боже мой, Эллен, как ты прекрасна! – восхищенно сказал Герберт.
– Вы также выглядите прекрасно, господин Гаррис. Я ждала вас только через полчаса, никак не раньше,– призналась Эллен.
Он выпрямился и начал медленно приближаться к ней.
– Я улизнул из конторы… Я должен подумать. Да, черт возьми, ты знаешь, я должен подумать. Ведь я надолго остаюсь без тебя.
– Любимый, я вовсе не хочу тебя покидать. Давай отменим поездку,– сказала она.
Он медленно притянул ее к себе, она крепко прижалась к нему. Халат соскользнул на пол…
Стоя на кухне без пиджака, с закатанными рукавами, Герберт Гаррис осторожно колдовал над графином, готовя коктейль. Помешивая содержимое стеклянной палочкой, он направился через столовую в спальню.
Когда он вошел, Эллен повернулась к нему спиной и, улыбнувшись, через плечо произнесла:
– Эти проклятые мелкие пуговки на спине. Герб, будь добр, застегни.
Он поставил графинчик с мартини на стеклянную поверхность комода.
– С удовольствием, дорогая.– Он подошел к ней и начал застегивать блузку сверху вниз, от шеи до тонкой талии.
– Интересно,– пробормотал он, касаясь губами ее волос,– почему ты выбрала в дорогу именно эту блузку? Кто же будет тебе ее расстегивать?
– Я могу ее и сама расстегнуть, глупенький. Я даже могу ее застегнуть, если надо. Но это чрезвычайно неудобно.
– И, конечно, всегда найдется ктонибудь, кто будет готов тебе помочь,– легким тоном продолжал он.– В конце концов мужчине не обязательно быть мужем, чтобы проделывать эту работу.
Она вздрогнула, как от удара.
– Не говори так, Герб. Даже если ты шутишь. Это не смешно. Ты знаешь, я хотела бы лучше остаться.

Это ты настаиваешь.
– Ну все.– Он застегнул последнюю пуговицу и потрепал ее по плечу.– Ровно год назад мы поклялись, что не станем ходить друг за дружкой, как приклеенные. И мы торжественно поклялись, что по крайней мере раз в году будем отдыхать две недели порознь. Итак, пото



Назад