c05a6d3a   

Холт Виктория - Обет Молчания



Виктория ХОЛТ
ОБЕТ МОЛЧАНИЯ
Перевод с английского В. ДАНИЛОВА
Анонс
Европу сотрясает Первая мировая война и революции.
Главная героиня, Люсинда, и ее подруга возвращаются в Англию из
женской привилегированной школы. Люсинда возвращается на родину с маленьким
ребенком. Только она знает о настоящих родителях мальчика, но Люсинда дала
обет молчания...
ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА
В первые я встретилась с Карлом Циммерманом в доме своего отца в
Вестминстере, когда мне было одиннадцать лет. Я хорошо помню, как это
произошло. Наша семья вместе со всеми жителями Лондона да и со всей страной
праздновала начало нового царствования.
Старый король умер. В молодости, когда он носил титул принца
Уэльского, он, казалось, притягивал к себе все скандальное и шокирующее, а
людям нравится, когда их шокируют, и поэтому его считали яркой личностью.
Став королем, он вел себя значительно рассудительнее, но ведь к тому
времени он уже был зрелым человеком. "
Сама я родилась в году, завершавшем столетие, и, по словам мамы, была
еще слишком мала, чтобы запомнить, как праздновали снятие осады Мафикенга.
А ведь матушка тогда стояла у окна нашего лондонского дома со мной на
руках, наблюдая за бурным весельем, царившим внизу, и весь мой вид
свидетельствовал, что я, без сомнения, в высшей степени довольна
происходящим.
Вскоре после этого, по смерти своей матери, великой королевы Виктории,
принц Уэльский стал Эдуардом VII. От окружающих я часто слышала, что, когда
старой королевы не стало, прежние времена ушли навсегда. Теперь и сам
Эдуард перешел в лучший мир, и мы приветствовали его сына Георга и королеву
Марию как наших новых монархов.
Мой отец, Джоэль Гринхэм, представлял в парламенте марчлэндзский
избирательный округ, что было традиционно для Гринхэмов со времен Георга
II, когда они называли себя вигами, до наших дней, когда они стали
именоваться либералами.
Я привыкла к приемам, поскольку родители часто устраивали их и в
Вестминстере, и в Марчлэндзе, где у нас был, очаровательный дом, который я
очень любила. В Лондоне они носили, как правило, политический характер. В
гости приглашались в основном достаточно влиятельные, хорошо известные
люди, которые вызывали мое жгучее любопытство. Совсем иначе приемы
проходили в деревне, где гостями являлись владельцы соседних поместий и
царила непринужденная атмосфера.
На лондонских приемах я находилась тайно.
Обычно я пряталась наверху у перил и могла все хорошо видеть, имея при
этом возможность быстро отпрянуть назад, случись кому-то поднять на меня
глаза. Родители знали о моем присутствии. Время от времени один из них
смотрел вверх и делал незаметный жест рукой в знак того, что заметил меня.
Роберту Дэнверу был тоже известен мой секрет, но Роберта считали почти
членом семьи.
Отец и мать дружили с семьей Дэнверов. Моя мама и леди Дэнвер вместе
росли, потом леди Дэнвер, которую я называла тетя Белинда, уехала на
несколько лет в Австралию, а когда она вернулась и вышла замуж за сэра
Роберта Дэнвера, ее отношения с моей матушкой возобновились. У тети Белинды
росло двое детей, Роберт-младший и Аннабелинда. Оба они занимали в моей
жизни очень большое место.
Роберт, один из самых славных людей, которых я когда-либо знала, был
старше меня почти на пять лет. Он был высок и худ и несколько нескладен,
словно, как говорила Аннабелинда, его собирали в спешке и некоторые части
тела не слишком хорошо подогнали друг к другу. Но это каким-то образом
придавало ему привлекательность. Он обладал мяг



Назад