c05a6d3a   

Хорнунг Э У - Мартовские Иды



Э.У. ХОРНУНГ
МАРТОВСКИЕ ИДЫ
Около половины первого ночи я вернулся в Олбани - то была последняя
отчаянная попытка спастись. Там, где меня постигла катастрофа, почти
ничего не изменилось. На столе по-прежнему валялись фишки для игры в
баккара, стояли пустые бокалы и набитые окурками пепельницы. Открытое
окно, вместо того чтобы вытягивать дым, впускало туман. Сам Раффлс всего
лишь сменил смокинг на один из своих многочисленных блеизеров, однако
поднял брови с таким выражением, будто я вытащил его из постели.
- Вы что-нибудь забыли? - спросил он, открыв мне двери.
- Нет,- ответил я, бесцеремонно протискиваясь в переднюю.
Я сразу направился в его комнату с нахальством, поразившим меня самого.
- Но ведь вы явились не за реваншем. Для реванша, боюсь, нам
понадобятся партнеры. Я и сам пожалел, что остальные...
Мы стояли у камина лицом к лицу, и я его прервал.
- Раффлс,- сказал я,- можете сколько угодно удивляться моему
возвращению, да еще в такой поздний час. Я вас почти не знаю и до
нынешнего вечера у вас не бывал. Но в школе я был вашим фагом, и вы
говорили, что помните меня. Конечно, это меня не оправдывает, но вы можете
уделить мне пару минут?
Я так волновался, что сперва с трудом находил слова; однако по мере
того, как я говорил, выражение его лица придавало мне надежды. Я не ошибся.
- Разумеется, старина, и не пару, а сколько угодно. Закурите сигарету и
усаживайтесь,- ответил он, протянув мне свой серебряный портсигар.
- Нет,- сказал я, совладав наконец с голосом, и помотал головой,- нет,
я не буду курить и не буду садиться, спасибо. Да вы и не станете
предлагать мне ни то, ни другое, когда я вам все расскажу.
- Вот как? - заметил он, прикурив сигарету и одарив меня своим ясным
голубым взглядом.- Интересно, почему?
- Потому что, скорее всего, вы укажете мне на дверь,- вскричал я с
горечью,- и будете правы! Но не стоит говорить недомолвками. Вы знаете,
что я только что просадил больше двух сотен?
Он кивнул.
- Денег при себе у меня не было.
- Помню.
- Но чековая книжка была, и я каждому из вас выписал по чеку за этим
самым столом.
- Ну, и?
- Все эти чеки, Раффлс, не стоят бумаги, на которой написаны. Я уже
превысил свои счет.в банке.
- Разумеется, временно?
- Нет. У меня ничего не осталось.
- Но мне говорили, что вы так богаты. Я слышал, вам привалило
наследство?
- Так и было. Три года тому назад. Оно обернулось для меня проклятьем:
я спустил все-до последнего пенса. Конечно, я был идиотом, второго такого
дурня свет не видывал...
Разве этого для вас недостаточно? Почему вы меня не вышвырнете?
Однако вместо этого он принялся мерить комнату шагами, погрузившись в
размышления.
- Не могли бы родные помочь вам?-спросил он наконец.
- Слава богу,- воскликнул я,- v меня нет родных! Я был единственным
ребенком - и единственным наследником. Только одно меня утешает -
родителей моих нет на свете и они ни о чем не узнают.
Я упал в кресло и спрятал лицо в ладонях. Раффлс продолжал расхаживать
по роскошному ковру, гармонирующему с прочим убранством комнаты, ступая
все так же мягко и ровно.
- Мальчиком вы, помнится, преуспевали в изящной словесности,- произнес
он наконец,- не вы ли в выпускном классе были редактором школьного
журнала? Во всяком случае, я хорошо помню, что вы делали за меня задания
по стихосложению. В наши дни определенного рода литература пользуется
большим спросом;
каждый дурак способен на ней заработать.
Я покачал головой:
- Не каждый дурак способен покрыть мои долги.
- Н



Назад