c05a6d3a   

Хорстберг Вильям - Сердце Ангела



ВИЛЬЯМ ХОРСТБЕРГ
СЕРДЦЕ АНГЕЛА
Посвящаю Брюсу, Джаде, Эллен и Нику: «Мальчишки и девчонки вместе… На
тротуарах Нью-Йорка» а также Бобу, который лихо проскакивал на красный свет.
Увы, сколь ужасна мудрость, не приносящая пользы человеку мудрому!
Софокл. «Царь Эдип»
Глава первая
Была пятница тринадцатого, и эхом страшного проклятья хлюпала под ногами
грязь – следы вчерашней метели. Тающая жижа достигала щиколоток. На
противоположной стороне Седьмой авеню, вдоль терракотового фасада здания Таймс-
Тауэр маршировали бесконечные, составленные из светящихся лампочек заголовки:
…ВКЛЮЧЕНИЕ ГАВАЙЕВ НА ПРАВАХ ПЯТИДЕСЯТОГО ШТАТА: ПАЛАТА ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ
ГОЛОСУЕТ «ЗА» 232 ГОЛОСАМИ «ПРОТИВ» 89. ПОДПИСЬ ЭЙЗЕНХАУЭРА НА ПРОЕКТЕ
ГАРАНТИРОВАНА…
Гавайи, волшебная страна ананасов и красивых девушек, бренчанье укулеле,
солнце и прибой, танец травяных юбок под нежным тропическим бризом…
Я повернулся вместе со стулом и уставился на Таймс-сквер. Парень на рекламе
«Кэмел» пускал толстые кольца дыма, поднимающиеся над ревущим потоком машин.
Этот изящный господин на рекламе, с вечно застывшими буквой "О" губами, был
предвестником весны на Бродвее. Несколькими днями раньше бригада художников,
работая в подвесных люльках, превратила плотное пальто и темную зимнюю шапку
курильщика в хлопчатобумажную куртку и соломенную панаму, – не слишком поэтично,
но намек ясен любому.
Здание, где я находился, было построено на излете прошлого века:
пятиэтажная кирпичная гора, склеенная с помощью сажи и голубиного помета. На
крыше буйствовал «козырек» из рождественских объявлений, рекламируя полеты на
Майами и различные марки пива. На самом углу размещалась табачная лавка, дальше
– салон «Покерино», два прилавка с хот-догами, а посреди квартала – кинотеатр
«Риальто». Вход в него находился между книжным магазином, торгующим
непристойными журналами, и лавкой сюрпризов, витрины которой были заполнены
нукающими резиновыми подушками и алебастровым собачьим дерьмом.
Моя контора находилась на третьем этаже, на одном уровне с «Ольгас
Электролисис», «Тидроп Импорте, Инк.» и «Айра Кипнис». Восьмидюймовые золотые
буквы давали мне преимущество над остальными: «ДЕТЕКТИВНОЕ АГЕНТСТВО
КРОССРОУДС». Это название – вместе со всем делом – я купил у Эрни Кавалере; я
был у него на побегушках, когда впервые приехал в этот город во время Второй
мировой.
Я собирался пойти выпить кофе, но тут зазвонил телефон.
– Мистер Гарри Энджел? – пропела далекая секретарша. – С вами хочет
поговорить Герман Уайнсэп из фирмы «Макинтош, Уайнсэп и Спай».
Я выдавил несколько любезных слов, и она соединила меня с клиентом.
Голос Германа Уайнсэпа был скользким, будто масло для волос, которым
пользуются юнцы. Он представился мне адвокатом, что для меня означало высокий
гонорар: клиент, представляющийся «юристом», всегда стоит гораздо меньше. Мне
настолько понравилась его манера говорить, что я большей частью помалкивал.
– Мистер Энджел, я звоню вам, чтобы узнать, свободны ли вы сейчас. Нельзя
ли поручить вам небольшое дело?
– Это для вашей фирмы?
– Нет. Я представляю интересы одного из наших клиентов. Так вы свободны?
– Это зависит от того, что вы хотите предложить. И желательно поподробней.
– Видите ли, мой клиент предпочел бы поговорить с вами лично. Он приглашает
вас отобедать с ним сегодня. Ровно в час, в ресторане «Три Шестерки».
– Ну, по крайней мере, имя-то клиента вы мне скажете? Или мне надо
высматривать парня с красной гвоздикой в петлице?
– У вас карандаш под руко



Назад